ЧелябинскПн, 27 сентября 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Общество Читать 3 мин.

Экономист Сергей Гордеев оценил итоги эпохи челябинского губернатора Сумина

Экономист Сергей Гордеев оценил итоги эпохи челябинского губернатора Сумина
#Общество

Фото: bfm74.ru, Сергея Гордеева

9 сентября 2021 года был опубликован его программный доклад "памятник пережитой, но неосмысленной эпохе".

В первую очередь, Сергей Гордеев разоблачил миф о народном губернаторе, указав на то, что Петра Сумина никогда не поддерживало больше 29% избирателей. По его словам, эта имиджевая концепция была создана его командой в 2004 году, когда были отменены прямые выборы глав российских регионов. Действительно, от общего числа избирателей в 1996 году Сумина поддержали лишь 27% (50,8% голосов при явке в 53%), а в 2000 году — 29% (58,7% голосов при явке 50%).

Кроме того, с 1996 по 2010 год численность работников органов государственной власти Челябинской области (без федеральных структур) практически удвоилась, подойдя к рубежу в четыре тысячи человек. Это тоже не говорит о том, что режим был в контакте с гражданским обществом и оперативно отвечал на его запросы.

— Серьезные социально-экономические осложнения, связанные с банкротством многих прежде ведущих предприятий области проявились уже в 2001 -2002 годах. Для многих заводов и фабрик Челябинской области, которые успешно пережили «лихие 90-е», сохранив свой потенциал и коллективы, период «возрождения» региона оказался последним. Это были ЧТЗ, «Станкомаш», «Булат», завод им. Колющенко, Юрюзанский механический завод, Автоматно-механический завод, «Калибр», Челябинский и Златоустовский часовые заводы, Троицкий дизельный завод и десятки других, менее известных. Ни одно из этих предприятий не возродилось. Потери производственных мощностей и, что более важно, трудового, интеллектуального потенциала были необратимыми, — подчеркивает Сергей Гордеев.

По его словам, наиболее показателен пример Челябинского тракторного завода: после целой череды «разборок», банкротств и уголовных дел, потеряв до 90% численности, жалкие остатки ЧТЗ были поглощены «Уралвагонзаводом», который сохранил первоначальное количество рабочих мест и свой проиводственный потенциал. Причиной краха ЧТЗ послужил конфликт контролировавшего предприятие Василия Кичеджи с командой Сумина.

— После утраты высокотехнологичного индустриального потенциала множества предприятий развитие перспективных на будущее производств с высокой добавленной стоимостью в регионе практически прекратилось. На первый план вышли производства, использующие рентную составляющую. По финансовым результатам экономики Челябинская область фактически оказалась горно-металлургическим моно-регионом с небольшими вкраплениями других отраслей и предприятий, обслуживающих добывающий комплекс. Очевидное нежелание «пускать» в регион внешние и неподконтрольные областной власти деловые структуры, создающие даже тень угрозы потери влияния и контроля «команды Сумина» (ожесточенная борьба против прихода УГМК в Кыштым и Карабаш, например), свело до минимума поступление внешних инвестиций — уверен Сергей Гордеев.

Комплекс проблем появился и в области социальной инфраструктуры региона. По словам экономиста, реально значимых новых социальных объектов за более чем тринадцатилетнее губернаторство П. Сумина насчитывается очень немного. Наиболее известным, хоть и скандальным проектом – настоящим памятником той эпохе, оказалось по сей день не достроенное и фактически уже «похороненное» челябинское метро. Хотя уже в начале правления Сумина это был социально бессмысленный, экономически необоснованный и абсолютно неэффективный проект (перевозить по главному маршруту метро из центра на ЧТЗ было уже некого). Другие лично патронируемые губернатором объекты — ледовый дворец «Молния», краеведческий музей и совсем уж неоднозначный конно-спортивный центр «Рифей» были во многом объектами престижа, а не социокультурными центрами, меняющими жизнь населения к лучшему. Эти заоблачно дорогие объекты не стали системообразующими для общественной жизни, развития массового спорта и культуры.

Экономист Сергей Гордеев оценил итоги эпохи челябинского губернатора Сумина

— В итоге, по уровню расходов бюджета на душу населения Челябинская область в 2010 году оказалась худшей среди регионов Урала. Она уступила даже традиционно проблемной Курганской области, хотя еще в 2006 году опережала ее более чем на треть. Малый уровень бюджетной обеспеченности (неадекватный возможностям экономики) далее стал для области затяжной проблемой. В 2018 году среднедушевые расходы бюджета Челябинской и Курганской областей различались незначительно, зато Свердловская область заметно увеличила отрыв, — подчеркнул Сергей Гордеев, член Общественной палаты региона.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News