Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Как спасти уникальные озера Южного Урала

Как спасти уникальные озера Южного Урала
Фото zabgu.ru, pravdaurfo.ru, а также из личного архива Елены Плотниковой
О рекордном обмелении озера Курочкино и озера Горького мы побеседовали со специалистом по экологической безопасности, челябинской гражданской активисткой Еленой Плотниковой.

Кроме того, в нашем сегодняшнем материале мы рассмотрим последствия неупорядоченности экологического законодательства, а также отсутствия условий для проведения качественных гидрологических экспертиз. Разумеется в этом интервью мы не могли обойти стороной проблемы очистки рек и озер, контроля их охранных зон и уровня водозабора.

— Здравствуйте. На этих выходных мы узнали от Вас, что в Челябинской области исчезли такие озера как Курочкино и Горькое. В чем причины этих экологических катастроф?

— Не для кого не секрет, что в Челябинская область — это регион, который является ключевым элементом промышленного сектора России. Конечно же, здесь в приоритете производственные нужды. К сожалению, область также является примером расточительного отношения к природным ресурсам. Это при том, что разнообразие флоры и фауны Южного Урала великолепно. Оно просто поражает местных жителей и гостей нашего края. Но вместо того, чтобы беречь и сохранять природные богатства, чиновники, ответственные за состояние региональной экологии, формируют халатное отношение к природе у промышленников, предпринимателей и простых жителей Челябинской области.

Подтверждение этого тезиса можно найти в любом ее уголке. К примеру, все знают о том, что от некогда живописного копейского озера Курочкино осталась пара грязных луж. Долгое время на уровне региона обсуждались способы спасения водоема, но от слов к делу власти так и не перешли. По оценкам общественной организации “АнтиСмог”, причиной этой катастрофы стали пожары на старых шламоотвалах, расположенных рядом с озером. Некачественная рекультивация с отсыпкой опасных участков суглинком не смогла решить эту проблему.

Кроме того, на этих выходных я стала свидетелем тому, что с карты Челябинской области пропало озеро Горькое, располагавшееся в Увельском районе. Региональное министерство экологии сообщает, что обмеление могло произойти из-за продолжительной засухи, совпавшей с естественным понижением уровня воды. Однако, пока нет решения о том, как восстанавливать озеро Горькое. Ведь при естественном возвращении воды вновь заросший берег попадет под воду, а остатки растений начнут гнить — соответственно, о прежнем качестве воды не может идти и речи.

— Какими должны быть современные гидрологические экспертизы? Какие механизмы можно использовать, чтобы привлечь независимых специалистов и компетентных общественников?

— Проблема проведения гидрологических экспертиз связана с их трудоемкостью и большими временными затратами. В абсолютном большинстве случаев необходимо проводить исследование, учитывая многоводную и маловодную фазу при оценке состояния озер. Кроме того, ситуация осложняется отсутствием единой нормативной базы для судебно-гидрологических экспертиз. Другими словами, нормативная документация для проведения подобных исследований практически отсутствует.

Данную проблему можно решить лишь комплексно, начав с разработки системы гидрологических экспертиз, определяющих реальную антропогенную и промышленную нагрузку на водные объекты. На основании результатов этих исследований и соответствующих ведомственных протоколов необходимо разработать план мероприятий по снижению вышеназванных параметров до приемлемого уровня. Разумеется, порядок гидрологических экспертиз и использование полученных во время их проведения данных нужно регламентировать на законодательном уровне.

Помимо этого, стоит увеличить штрафы за сельскохозяйственные и промышленные стоки, сбрасываемые в российские водоемы в десятки раз. В особо вопиющих случаев нарушителей нужно привлекать к уголовной ответственности. Но на данный момент статьей 250 Уголовного кодекса РФ установлено, что загрязнение и истощение поверхностных или подземных вод, а также питьевых источников наказывается штрафом до восьмидесяти тысяч рублей или в размере доходов осужденного за период до шести месяцев. Кроме того, предусмотрены меры по дисквалификации для чиновников с лишением права занимать определенные должности, а также лишение права заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет. Существует и такие меры наказания за экологические преступления как обязательные работы на срок до 360 часов, исправительные работы на срок до одного года и арест на срок до трех месяцев. Подчеркну, что деградация рек, озер и водохранилищ стала массовым явлением в Челябинской области. Поэтому ужесточение ответственности за экологические преступления — это очень своевременное решение.

— В Челябинской области разработаны специальные водные пылесосы, благодаря которым можно чистить дно водоемов без образования взвеси. Кроме того, существуют современные методы изменения ширины русла рек, а также мелиорации с использованием специальных видов рыб, очищающих воду. Почему они не используются? Это связано с некомпетентностью властей и чиновников от экологии?

— Начну с того, что меры, принимаемые органами власти по очистке реки Миасс выглядят весьма странно. Ведь вместо вышеназванных методов используется специальный плавучий экскаватор для очистки поверхности, а дно чистят водолазы — неудивительно, что это дает только кратковременный косметический эффект.

А если говорить об озерах, то по данным междисциплинарной группы ученых ЮУрГУ, образующийся в результате гниения растений в разливающихся водоемах ил весьма опасен для большинства живых организмов, которые массово покидают места его отложения. Кстати сказать, это ключевая проблема для любимого всеми южноуральцами озера Увильды.

Осознав необходимость скорейшей очистки водоема, университетские ученые еще в прошлом десятилетии разработали и запатентовали специальный водный пылесос. Как Вы уже отметили, этот механизм позволяет чистить озеро без образования взвеси, появление которой существенно снижает эффективность проводимых работ. С тех пор его изобретатель профессор механики Геннадий Сидоров с помощью добровольцев очищает Увильды и другие водоемы Южного Урала. Тем не менее, представителей Министерства экологии его изобретение никак не заинтересовало.

Водный пылесос профессора Геннадия Сидорова— Как можно бороться с сокращением водоохранных зон на популярных озерных курортах?

— Учитывая запредельную антропогенную нагрузку на водоемы, расположенные рядом с промышленными производствами, а также бесконтрольное стоки с неисправных очистных сооружений, отсутствие комплексных гидрологических экспертиз для выявления реального состояния водоемов, очень скоро область безвозвратно утратит полученное ей в свое время поэтичное название края озер. Когда-то Южный Урал славился ими на весь мир, поэтому попустительское отношение к нашему природному достоянию со стороны властей просто преступно.

Преступным я также считаю решение об изменении режима особой охраны памятника природы, жемчужины Челябинской области — озера Тургояк. У местных предпринимателей есть склонность к тому, чтобы выжать все из этого водоема и окружающего его заповедного края все — они хотят заработать любой ценой. В то же время из-за этого мы можем лишиться озера, второго после Байкала по чистоте — одного из самых красивых мест в мире.

Канализационные стоки и отходы жизнедеятельности отдыхающих и туристов, так или иначе попадающие в Тургояк, неминуемо ведут его к цветению и гибели. Таким образом, смягчение требований к арендатором и владельцам различных приозерных объектов только ускорит наступающую гибель водоема. В свое время именно так деградировало озеро Смолино, расположенное посреди жилых районов и садовых товариществ Челябинска. Ситуацию там усугубило наличие промышленных стоков.

— Несанкционированный водозабор и разрушение системы перетоков в озерных каскадах — следующие по значимости экологические проблемы. Кто должен контролировать эти процессы?

— Действительно, огромной проблемой для Челябинской области является неконтролируемый и несанкционированный водозабор, который приводит к обмелению и заболачиванию водных объектов. К сожалению, надзорные органы, в частности региональное Министерство экологии на сегодняшний день, не имеют возможности воздействовать на нарушителей.

Основа проблемы халатного отношения к водным объектам, на мой взгляд, кроется в том, что до недавнего времени население не испытывало существенных проблем с питьевыми источниками. Но в последние годы проблемы водных объектов становятся необратимыми. Вследствие ряда вышеописанных факторов мы рискуем остаться без чистой воды и утратить навсегда большинство памятников природы, в том числе и таких, как Кисегач, Тургояк, Большой Еланчик и множество других.

При этом чиновники из Министерства экологии Челябинской области успокаивают нас тем, что даже массовый мор рыбы — это нормальное и естественное явление. Однако, этот мор весьма усилился в последние годы. Уничтожая флору и фауну Южного Урала, мы уничтожает себя. Все это связано с недостатками водного законодательства и отсутствием необходимого контроля за происходящими нарушениями. Поэтому нужно выявлять памятники природы и предоставлять им статус особо охраняемого объекта, и не снимать его, как только запахнет коммерческой выгодой.

Яндекс.Метрика